2017-й. Хутор, часть первая

Три осенних месяца прошли, нет - пролетели, в разнообразных делах и заботах. Причем заботы эти как-то непринужденно разделились меж всеми членами семьи - каждый делал то, что умел и при этом никто никому не мешал.
Марко занялся выяснением наших возможностей в рамках закона и норм земельного уезда. Я рисовала и перерисовывала проект. А мамушка взяла на себя ремонтные и отделочные работы деревенского дома, с одновременной поправкой орфографии и стиля.



Сначала выяснилось, что на всех этих просторах мы не можем заниматься никакой комерческой деятельностью, потому что земля зарегистрирована как "жилая". Для изменения вида ее применения требуется подать заявление в земельный регистр. Далее процесс может занять время до 3 лет...
Марко удивился и пошел в земельную управу за уточнениями. Требование логически не вязалось с другими порядками и законами. Например, любой вид комерческого предприятия возможно зарегистрировать по любому адресу, хоть бы и по своему домашнему. Производство, организованное малодоходным предприятием, не требует особых помещений, кроме тех, что признаны санитарными и пожарными инспекторами, как соответствующие нормам. Вон, одна известная фирма по производству салатов, начинала стругать их в квартире, а потом и в двух, пока не арендовали цех.
А если деятельность связана со сферой обслуживания - то все еще проще. В управе задумались и попросили чуток подождать...
Через две недели Марко пригласили на прием, где его встретили аж 5 разных специалистов - от юриста до мастера по земеледелию - и сказали, что они нашли быстрый и лучший способ решить наши затруднения. Если коротко, то мы должны подать, одновременно со строительным проектом на переделку хлева/сарая, заявление об изменении вида применения только части земель. Например всего 10% от общей площади, ну или указать любой метраж, на наше усмотрение. Рассказали детально с чего начинать и какие бумаги нужно предоставить. Дали кучу ссылок и контактов...
Марко вернулся домой слегка вахуе, в который после его рассказа впала и я. Другого определения не подберу, потому что просто шок и все. В этот момент я поняла что совок умер. Совсем. И внутри меня умер. Что я живу наконец-то в 21 веке и мое государство создано для меня. Как бы странно это не звучало..

Самой сложной проблемой оказалась первая задача - получение письменного разрешения на проезд к хутору от собственника земли, по которой оный проезд проходит. К слову, к концу января разрешения так и нет.
К хутору не ведет ни одной их государственных дорог, а проселочная, длиной 150 метров, проложена по частным сельхозугодьям. Вот с этим частником Марко и не теряет надежды договориться, не прибегая к помощи суда, в чьей компетенции решить вопрос оплаты за дорогу. Потому как частное лицо заломило за сервитут такую сумму, на которую можно купить все его двадцать с гаком сельхозгектаров.

Пока неспешно решались бумажно-организационные вопросы мы успели расчистить сарай.
Все рабочие и старинные инструмены отнесли в баню. Лопат набралось на целый взвод.



Старые доски-фанеру-ящики распилили и сложили в дровяник, который оставили зимовать на старом месте - в последнем помещении с целой крышей. Годные стройматериалы сложили в гараж/палатку -  в ней я когда-то строила вольеры - ее Дядя Марко воздвиг посреди яблоневого сада.
Палатка стала быстро заполняться, потому как у друзей и родственников нашлось куча всего ненужного им, но годного нам.
Школьный друг Марко переехал из дома в квартиру, а старый вольер и будку своей собаки отдал нам. Ну а мы что? Мы приехали, разобрали, погрузили и с благодарностью увезли.



Мамушка нагрузила мне целый прицеп кругляка и бруса, от разобранного старого сарая. Присовокупила кулек белых грибов, которые нарвала тут же, среди сосен и сараев.
Прицеп разгружали вчетвером: мы с Марко и Брана с Тарьей. Правда последняя уперла четыре бруса, легла на них и не отдавала. Брана же залезла в опустевший багажник и сообщила, что после такого напряга она пешком не пойдет, и что достойна быть отвезенной домой. Что делать - повезли. :)


С сараем до начала проекта больше делать было нечего, поэтому мы взялись за дом.
Когда мы первый раз попробовали затопить печь - дом наполнился дымом. Марко разобрал стену дымохода и нашел в нем вот это. Судя по состоянию кирпича, топили с ним давно.



Кирпич извлекли. Появилось солнце.



Затопили снова, но особо лучше не стало. Тогда Марко пригласил печника и провел с ним полную ревизию отопительной системы. Обнаружилось, что ходы голландки на треть высоты забиты сажей, а дымоход слишком широк для таких маленьких печей, а значит влага и холод затрудняет движение дыма. Печник измерил и заказал нам "шапочку" на трубу, сделал несколько врезок с очистительными клапанами в голландку. Напару они почистили печи и заложили дырки в дымоходе. Все это заняло почти месяц. К первому снегу все было готово и в конце октября над домиком поднялся первый дымок, полностью уходящий в небо.


Потом Марко устал и уехал в Тайланд. А мы с мамой воспользовались ситуацией и продолжили... :)
Мы так путешествуем последние 10 лет - пока один отдыхает, другой следит за живностью и топит дом)) С моими крокодилами никто из семьи не справляется, поэтому приходится уезжать по-очереди.
Вот как построю гостиницу, так буду их туда на время отпуска сдавать! По дружеской цене)) Тогда и попутешествуем снова вместе!